6 правил воспитания по итальянской реджио-педагогике

Помимо вальдорфской школы и Монтессори, существуют и другие альтернативные методики образования. Например, итальянская реджио-педагогика, которая недавно появилась и у нас. Какие у неё особенности, Елене Шмараевой рассказала глава департамента детских программ Еврейского музея и центра толерантности Ирина Дворецкая.

Привет, учитель! Рассылка Для тех, кто работает в школе и очень любит свою профессию

Реджио Эмилия — город на севере Италии, где после Второй мировой войны открылись детские сады, в которых дошкольников воспитывали и учили, руководствуясь совершенно новыми принципами. Теоретиком нового подхода стал педагог Лорис Малагуцци, опиравшийся на методики и идеи Жана Пиаже, Льва Выготского, Марии Монтессори и других. Малагуцци придерживался мнения, что у каждого ребёнка от природы есть «сто языков», чтобы выразить себя, и задача взрослого — помочь детям использовать свои познавательные возможности. Главные методы в реджио-педагогике: проектная исследовательская деятельность, много творчества, обучение через окружающую среду и сотрудничество педагогов с детьми.

Основатель реджио-педагогики Лорис Малагуцци (справа)

1. Уважать ребёнка и смотреть ему в глаза

Самое главное в реджио-педагогике: ребёнок чувствует, что он является частью большого или маленького коллектива, где он так же ценен, как другой — неважно, другой ли это ребёнок, родитель, педагог. Мы говорим: надо не опуститься до ребёнка, а подняться до него. И это в прямом и в переносном смысле.

Как часто мы смотрим детям в глаза, разговаривая с ними? Мы всё время смотрим на ребёнка сверху, а он на нас смотрит снизу. Что он видит? Уж точно не наши глаза. Мы должны быть с ребёнком на одном уровне. Сидеть с ним на детском стуле или на полу, разговаривать, глядя ему в глаза, есть с ним — и когда мы едим, мы должны тоже находиться на одном уровне. А когда мы смотрим какое-то произведение искусства, мы, наоборот, поднимаем ребёнка на уровень картины.

2. Объяснить правила и задать вопрос

Ребёнок не может знать, что вы думаете, не может догадаться, чего вы от него хотите. Главная задача — объяснить, что существуют правила. В этом пространстве могут быть одни правила, в другом пространстве могут быть другие. Мы не ведём себя на стадионе, как в театре, — даже наша одежда совершенно разная. И мы должны транслировать ребёнку эти правила.

Надо обязательно объяснить, почему вы ввели это правило. Почему вы хотите, чтобы было так? Почему иногда можно на одном занятии не поднимать руку, когда идёт дискуссия, а на другом, когда много народу, мы должны подать какой-то знак, прежде чем говорить, и дождаться, пока спросят? Объясняя свою позицию, мы даём ребёнку инструменты — как ему поступить. Он может говорить, может молчать, может поднять руку, может дождаться, когда к нему обратятся.

Но прежде чем объяснять и транслировать правила, да и просто о чём-то рассказывать, мы должны задать открытый вопрос. Что дети уже знают об этом?

Реджио-педагогика взяла очень много у Льва Выготского. Он говорил: мы должны понять, где, в какой точке по тому или иному вопросу ребёнок находится сейчас — и мы узнаем зону его ближайшего развития.

Поэтому наша задача, и педагогов и родителей, как можно больше задавать открытых вопросов и почти не задавать закрытых, на которые можно ответить «да» или «нет». Всё-таки мы должны побудить ребёнка подумать, построить свою версию и высказать её. Не быть говорящей головой, а спросить. Интерес ребёнка теряется, если мы начинаем говорить то, что он уже знает.

Ирина Дворецкая в детском центре при Еврейском музее

3. Не «неправильно», а «по-другому»

«Небо красное!» — говорит ребёнок. Не спешите поправлять, ведь это даёт мотивацию подумать: а может ли быть небо красным вообще? Это может стать толчком к какому-то исследованию, к расширению знаний. Мы не должны останавливать и говорить: «Нет, так не бывает!» Надо попытаться вместе со своим ребёнком понять, когда это может быть? Возможно ли это увидеть? На самом деле я не знаю цвета, каким не может быть небо.

Однажды в детском саду ребёнок нарисовал оранжевого ежа. И реакция педагога была: «Ёжик не может быть оранжевым. Он серый, коричневатый, ещё какой-то. Но только не оранжевый». Придя на занятие в другой группе, с детьми четырёх и пяти лет, я решила задать вопрос: «Могут ли ёжики быть оранжевыми?» Такая тишина наступила сначала… И началось! Я получила больше десяти версий. Один сказал, что ёжик вымазался в глине. Другие говорили, что ёжик может быть оранжевым осенью, потому что на него упали листья. Третьи сказали: он, может быть, в подосиновиках весь. Кто-то ещё сказал, что это сказочный ёжик, «и художник нарисовал оранжевого ёжика, потому что это сказка про оранжевого ёжика». Феноменальный ответ! И был очень интересный ответ в конце: «А может быть, у ёжика была аллергия на апельсины?»

Это такая радость для детей! Понимать, что нет одного правильного ответа. Что тебе не говорят: это правильно, а это неправильно. Поэтому вводите другие термины в общении с детьми: «Это так, а это — по-другому». Это не хорошо, не плохо — это просто по-другому. Вы думаете так — ваш ребёнок думает по-другому. Это даёт почву, чтобы разговаривать: почему он так думает? Почему вы так думаете?

4. Предлагать выбор и не торопить

Целый блок в реджио-педагогике посвящён теме выбора, это очень важная вещь. Но я опять возвращаюсь к тому, что прежде чем учить детей выбору, мы должны быть готовы к этому. Мы не должны спешить — это одно из главных правил.

Потому что утром мы спешим, мы делаем бутерброд — не спрашивая, мы наливаем чай — не спрашивая. Когда мы задаём вопрос, выбор обязательно должен быть: «Ты хочешь чай с лимоном или без? Сладкий или нет?». Вы скажете: сложно, мы опоздаем в сад, мы опоздаем ещё куда-то. Но поэтому и здесь существуют некоторые правила: чем меньше ребёнок, тем меньше опций у него для выбора. Но в любом случае даже трёхлетний ребёнок может выбрать — белый или чёрный хлеб он будет есть. И сам положить на него кусочек сыра. У него выбор сегодня только в хлебе, но он у него есть.

Или выбор одежды. Родители часто утром говорят: «Мы опоздали, потому что выбирали». Но можно ввести правило и выбирать одежду для утренней прогулки или детского сада с вечера. Ребёнок может её долго выбирать или недолго — если он её выбрал с вечера. А если утром поменялась погода, а ребёнок выбрал фланелевое платье? Значит, надо помочь и аргументировать: да, можешь, конечно, надеть, но тебе будет жарко. Задайте вопрос: что нужно сделать, чтобы тебе в этом не было жарко? Может быть, сменное платье положить?

Ребёнок должен всегда понимать: нет безвыходных ситуаций, есть решение вопроса

Он решил идти в этом, но у него в рюкзаке есть другая одежда. Ваши аргументы ребёнок не принял, но он понял, что есть какой-то другой путь. Это платье или рубашка может там пролежать, он ими не воспользуется, но он знает, что есть решение. И абсолютно никаких негативных эмоций.

Если придерживаться идеи о том, что выбор есть всегда, то лучше не делать порционную еду. Ребёнок с трёх лет запросто с вашей помощью может себе налить суп из ёмкости, которую вы поставите на стол. Он решит сколько и сам выберет — бульон налить или густой суп. Это для него целое приключение: не ему налили суп, сколько мама посчитала нужным, а он сам! И сразу возникает интерес к еде. Чем ребёнок старше, тем больше ситуаций, когда он делает выбор. Постепенно мы будем требовать аргументации: «Почему ты это выбрал, расскажи?»

Родители всё время путают две вещи: свобода выбора не означает отсутствие границ. Это не будет легко, но ребёнку потом в жизни будет легче. Он будет знать, зачем он что-то делает, почему выбирает именно это.

5. Учиться в любой ситуации

В реджио-педагогике есть такой принцип: нет определённого времени для получения знаний. Вот вы сидите за обеденным столом. Можно задать вопрос: как ты думаешь, из чего этот суп? У ребёнка есть опыт, и он может предполагать. Так, это оранжевый суп. Что может быть оранжевым? «А, я знаю, тыква оранжевая!» Но нет кусочков — что же сделали с этой тыквой? «А, её смололи!» Чем смололи? Комбайном или миксером — и покажите в следующий раз, как это делается.

Это даёт нам некую мотивацию делать с ребёнком проекты: ответы на вопросы, которые мы находим с помощью исследования. Например, вы читаете книгу «Где обедал воробей?». Где ещё можно понаблюдать за воробьём, где он ест на самом деле? На детской площадке не увидели — пошли в лес, в парк. Пока воробья не видно, но прилетела ворона! И мы попутно узнали, что ворона ест. Может ли воробей есть то же, что и ворона? Появляются вопросы, на которые ребёнок отвечает с помощью наблюдения. Можно расширить знания с помощью книги, фильм показать, сходить в музей.

Я ещё люблю такой термин — свидание с творчеством. Это не обязательно свидание с каким-то высоким искусством. Можно и в булочную сходить! Посмотреть, какие там булки, и подумать: а как же их пекут? Может быть, на хлебозавод съездить на экскурсию, а может, устроить дома булочную вместе с ребёнком.

Часто ребёнок получает знания, которые разложены по полочкам. Здесь — математика, здесь — рисование, здесь — язык. На самом деле это деление должно быть условным

Например, начиная учиться играть в шахматы, мы можем начать изучать клетку, горизонталь, вертикаль, ориентирование в пространстве: вправо, влево. Если мы говорим о развитии речи, то мы можем изучать согласование текста с движением, включить сюда творческую деятельность, описательную, признаки предмета.

Когда мы обсуждаем что-то, мы не говорим, хорошо это или плохо, — мы говорим о своём личном отношении. «Мне не нравится осень». Почему? А за что можно это холодное и дождливое время любить? И кто-то из детей говорит: «На самом деле так классно, что можно бегать по лужам!». А другой спорит: «Но ведь ты будешь мокрым и заболеешь!». Тогда оппонент продолжает: «Но ведь можно правильно одеться, надеть дождевик и сапоги!»

И ещё один важный момент, на который мы обращаем внимание в реджио-педагогике: информацию о чём-то ребёнок может получить не только от взрослого. Когда взрослый задаёт вопрос: «Что вы знаете об этом предмете?» — опыт кого-то из детей уже позволяет ему ответить, а другие получают знания от него, от своего сверстника. Таким образом, ребёнок учится обрабатывать информацию не только ту, которую говорит взрослый. А взрослый при этом не останавливает ребёнка и слушает его.

6. Фантазировать важнее, чем читать

У многих родителей главная задача — скорее научить читать и считать. На самом деле ни я, ни вы не знаем ни одного человека в своём окружении, который не мог бы этого делать. Но мы найдём очень много людей вокруг себя, которые не обладают способностью аргументировать, размышлять, придумывать какие-то проекты, я уж не говорю о том, чтобы планировать их, создавать новые концепции. Поэтому, мне кажется, главная задача — это развитие творческого мышления. Мы пропагандируем развитие проектного мышления, потому что в проекте, не важно, какой тематики, можно и посчитать, и рассказать о признаках предмета, и зарисовать его, и сравнить.

Фантазирование, образное мышление у нас развито тем лучше, чем мы младше. Но потом это образное мышление начинает давить логика. И если творческое начало не поддерживать, если ему такое развитие не дать, то логика задавит и вряд ли мы что-то приобретём в этом смысле дальнейшем.

Не важно, кем мы будем, — логика придавила нас и мы живём. Да, логически выстроен у нас день от и до. Но где тут вкус к жизни? Где тут идеи, которые будоражат? Поэтому в дошкольном возрасте так важно отдавать предпочтение творчеству, развитию любознательности, любопытства и навыков исследовательской деятельности.

Фото: детский центр при Еврейском музее

Реджио-педагогика: что это такое и почему она столь популярна

Реджио-педагогика – своего рода философия воспитания, возникшая в послевоенной Италии и спустя несколько десятилетий получившая признание во всем мире. Мы расскажем о том, что лежало у ее истоков и чем детские сады, использующие реджио-педагогику, отличаются от обычных.

История реджио-педагогики

Создатель реджио-педагогики – итальянский педагог и психолог Лорис Малагуцци (1920–1994). Он вырос в небольшом городе на севере Италии, который позже стал местом его педагогических экспериментов – Реджио Эмилия. В военные годы Малагуцци работает в школе, а позже, получив ученую степень по педагогике, в муниципальной психологической медицинской консультации для детей с ограниченными возможностями. А в начале шестидесятых вместе с администрацией и активными жителями Реджио Эмилии начинает создание уникальной для своего времени сети детских дошкольных учреждений для детей от трех до шести лет. Среди тех, кто повлиял на взгляды Малагуцци, были его знаменитая соотечественница Мария Монтессори и выдающийся советский психолог Лев Выготский.

Новые дошкольные учреждения имели подчеркнуто светский характер и статус муниципальных (большинство учебных заведений для дошкольников в Италии в то время были либо католическими, либо частными). Финансирование состояло из бюджетных средств и платы, которую вносили родители (ее размер зависел от доходов семьи). Несмотря на это, мест не хватало. Детей принимали по конкурсу, делая исключение для детей-инвалидов и детей из неполных семей: для Малагуцци и его сторонников была очень важна идея безусловного права ребенка на воспитание и образование – независимо от его происхождения, социального статуса семьи или каких-то физических ограничений.

В 1970 году по инициативе работающих горожанок появились и учреждения для детей младшего возраста – в них принимали с трехмесячного возраста. А в 1991 году Newsweek назвала подход Малагуцци и Реджио Эмилии лучшим в мире. Эта публикации пробудила интерес к нему в США и других странах. Начинает она использоваться и в России. А на родине реджио-педагогики созданы фонд Reggio Children и Международный центр имени Лориса Малагуцци.

У ребенка сто языков

Малагуцци не разработал конкретных методик работы с детьми, его подход – это скорее философия. Ярко и лаконично он выразил ее в своем знаменитом стихотворении – своего рода педагогической декларации. «У ребенка сто языков», – говорится в ней. Ребенок – не tabula rasa, не пустой сосуд и тем более не что-то, что надо переделать. Способы восприятия, познания, самовыражения, доступные ребенку, бесконечно разнообразны. Но обычная педагогика не стремится раскрыть этот потенциал: «У ребенка сто языков, но у него крадут девяносто девять». Это разнообразие не признается в мире взрослых, которые хотят сделать из ребенка лишь еще одно подобие самих себя, лишить его того, что в нем заложено. «Школа и культура отделяют голову от тела», то есть учат мыслить и чувствовать в узких заданных рамках. Даже «любить и удивляться» ребенка учат по расписанию – «на Рождество и на Пасху».

Педагог – это помощник

Чтобы этого избежать, реджио-педагогика предлагает помогать ребенку в его развитии, а не подгонять его под общие для всех требования.

Это почти партнерство: педагог относится к маленькому человеку со вниманием и уважением, поощряет его задавать вопросы и не спешит предлагать готовые ответы, побуждая размышлять и фантазировать; не торопит, не смотрит на него свысока.

Учебных планов в этих детских садах нет: все дети разные, а значит, написать такой план не получится. Обучающая помощь педагога должна определяться сегодняшними интересами и потребностями каждого ребенка. Объектом совместного изучения в детских садах становятся природные и социальные явления, предметы, созданные человеком и т. д. Едва ли не любая ситуация может быть педагогической, то есть давать повод к познанию, размышлению и поиску.

Вот как об этом рассказала Newsweek: «Лука, ему 4 года, приклеил настоящие листья к дереву на своей картине. Он выбрал один листик из корзины высушенных растений и цветов. “Ты заметил, что лист выглядит по-разному сзади и спереди?” – спросил его учитель, показывая ему разную фактуру и прожилки. Лука изучил обе стороны, прежде чем решить, какая из них лучше всего подходит для его картины».

Такой подход требует от педагога постоянного профессионального развития, и на это сотрудникам детских садов отводят специальное время. Воспитатели вместе обсуждают происходящее, работают с педагогом-куратором, обмениваются опытом с коллегами из других городов.

Научить может даже мусор

Из этого принципа вытекает еще одна особенность. Реджио-педагогика большое значение придает обучающим возможностям среды, которая окружает ребенка. Классы детских садов называют третьим учителем. Чтобы ребенок проявил интерес к природе, технике или искусству, у него должна быть такая возможность. Поэтому в классах можно увидеть самые разные инструменты и материалы: краски, глину, песок, разные сорта бумаги, дерево, картон, засушенные растения, семена, карандаши и ручки, нитки, проволоку, пуговицы, ленты, гипс, камни, перья, винтики, фольгу… и даже простой мусор. Сторонники реджио-педагогики считают, что обычные вещи могут научить ребенка большему, чем «специальные» игрушки. Общими усилиями детей и педагогов все это разнообразие содержится в порядке.

Внимание уделяется и помещениям, в которых находятся дети. Классы должны создавать чувство защищенности, давать возможность для уединения и в то же время – для игр и занятий. В них есть плоскости разного уровня, уголки и домики, шкафчики и ящики, а еще много зеркал. Особая творческая зона называется ателье, а за все, связанное с творчеством, отвечает отдельный сотрудник – художник-ательерист.

Наконец, в отличие от вальдорфских детских садов, воспитанников не ограждают от современных технологий. Под присмотром взрослых они могут поработать с микроскопом, фотоаппаратом, ноутбуком, проектором и т. д.

Общение и сотрудничество

Реджио-педагогика родилась из движения активных жителей коммуны, или, по определению Newsweek, женщин, которые построили новую школу на оставленных войной обломках. С самого начала родители участвовали в работе новых детских садов. А сами детские сады выходили на улицы города, чтобы показать детям, как он живет, и привлечь новых сторонников.

Так происходит и сегодня. Родители не просто «сдают» ребенка педагогам, но и сами проводят время с детьми и участвуют в их занятиях. А дети не сидят в четырех стенах: они ходят в музеи, на экскурсии (в том числе на работу к родителям), приобщаются к происходящему в городе.

В классах большое значение имеет работа в группах: детей учат прислушиваться к мнению других, аргументировать свою позицию и вместе делать общее дело. Само дело, или проект, как правило, возникает спонтанно. Один ребенок находит себе новое интересное занятие и с помощью педагога увлекает других; а иногда детям предлагают вместе решить какую-то практическую проблему, возникшую в детском саду. При этом важен не результат, а процесс, который дает новые возможности для познания и развития.

Наблюдение и документация

В детских садах, работающих по принципам реджио-педагогики, не используются стандартизированные системы контроля. Дети не проходят тестирований, уровень их развития и знаний не оценивается по единым критериям. В то же время все, что происходит на занятиях, подробно документируется: педагоги делают записи, сохраняют детские поделки и рисунки, собирают фото и видео. Это позволяет педагогам, с одной стороны, отслеживать личные результаты каждого ребенка, с другой – постоянно учиться, анализируя собранный материал. По-новому оценить свой опыт, вернуться к нему через некоторое время могут и дети. К тому же важен сам факт записи: дети видят, что взрослые прислушиваются к ним и серьезно относятся к их словам и поступкам.

Критика

Реджио-педагогику критиковали по большей части не за какие-то теоретические положения или практические приемы. Сомнения у критиков вызывала сама возможность повторить уникальный опыт коммуны Реджио Эмилия в иных условиях. Даже менее богатые регионы Италии не смогли бы позволить себе нечто подобное в шестидесятые годы (и даже много позже). А после того как идеи Лориса Малагуцци стали известны в мире, встал вопрос об их применимости в другой национальной культурной среде. В какой-то степени эти опасения оказались напрасными: детские учреждения подобного рода уже созданы в десятках стран в Европе, Америке, Азии и Африке. Создано международное объединение – Reggio Children’s International Network; проводятся исследования о том, как работает реджио-педагогика в мультикультурной среде.

А главное, самые общие принципы реджио-педагогики – уважение к ребенку, внимание к его интересам и потребностям – разделяют очень многие родители и педагоги по всему миру, даже те, кто никогда о ней не слышал.

Система Реджио Эмиля методическая разработка

Реджио-педагогика. Импульсы из Италии.

Термином «реджо-педагогика» принято называть концепцию и практические методы работы коммунальных детских садов в северо-итальянском городе Реджо-Эмилия. Всемирно реджо-педагогика считается самым амбициозным направлением элементарной педагогики, а в 1991 году группа экспертов определила этот педагогический подход как наилучший метод работы для детских дошкольных учреждений. В том же году, по мнению американского еженедельника «Newsweek», детские садики Реджо были признаны лучшими в мире. С целью международного обмена опытом между педагогами и исследователями, в 1994 году был создан Фонд «Дети Реджо».С тех пор реформаторские начинания Реджо получили всемирное распространение.В том числе и в Германии.
Главным идейным вдохновителем и основателем реджо-педагогики был Лорис Малагуцци, на протяжении многих лет руководивший в Реджо- Эмилия городскими детскими садами, и скончавшийся в 1994 году. «Провокатор в вопросах детства»,-таковым считал себя Лорис Малагуцци на протяжении всей своей жизни. «Провокаторы лишают граждан покоя, баламутят и указывают на недостатки. Так и дети- не дают нам покоя своми проблемами, но прежде всего своими способностями и своей поэзией». (Лорис Малагуцци,цит. Драйер 1994,стр.168)
Малагуцци стремился связать воедино: ребенка, его семью и его окружение — то, что в детских садах было обычно разобщено. Ценральное положение реджо-педагогики — право ребенка на воспитание и образование, независимо от его физических данных, социального и общественного положения. Важнейшие принципы:
воспитание демократии
воспитание социальной справедливости
воспитание солидарности
Появление такой педагогики и таких детских садов именно в городе Реджо -Эмилиа не случайно. Традиционно управляемый «левыми» регион Эмилья Романья славится в Италии не только своим высоким уровнем жизни, но и своей хорошо налаженой работой органов государственного управления, а жители региона всегда выступали за высокую степень гражданнственности и участие населения в решении общественных проблем. Детское воспитание считается там делом не частным, а общественным.
В течение последних десятилетий детские сады и ясли Реджо-Эмилиа стали для педагогов своеобразными святынями, местом чуда, восторга и вдохновения, подобно флорентийским Уффициям для любителей искусств.
Кто осмотрится хоть пару дней в одном из детсадиков Реджо, поговорит с воспитателями и детьми, тот получит совершенно новое представление о том, каким может быть детский сад, и на что способны дети, если конкретно и всеобъемлюще стимулировать их творческие силы.
В Реджо все измеряется иначе. Не в принятом и в привычном смысле действующих на сегодняшний день теорий и практик раннего воспитания. В Германии, в большинстве случаев, детей опекают в более или менее уютных «протранствах», в лучшем случае, с прилагающейся к ним песочницей. По немецким устоявшимся понятиям, воспитатель — это человек, предназначенный на пару часов освободить родителей от присмотра за ребенком, и при этом сделать это времяпрепровождение, по возможности, приятным для детей . То,что делают реджо-воспитатели, дело более интеллектуальное и претенциозное. «Мы ассистируем детям, мы не воспитываем их…»,- так описывают реджо-педагоги свою работу. Немалую часть времени воститатели уделяют тому, что бы досконально задокументировать разговоры и поступки детей, письменно, а так же при помощи фото- или видеокамеры. Затем наблюдения обсуждаются и интерпретируются в кругу коллег. Какие темы занимают детей в настоящий момент? Почему определенные идеи заинтересовали их, а другие- нет? Как помочь ребенку в реализации и развитии задуманного им пректа?
Работа над проектом играет в реджо-педагогике центральную роль. Зачастую проекты рождаются в играх и разговорах, и базируются на подлинных интересах детей. Темы проектов исходят из повседневного опыта ребенка, например: тени, дождь, город. Один проект может длиться сколь угодно долго — от нескольких часов до целого года. Важен сам процесс, а не конечный продукт.
Важный элемент реджо-педагогики при работе над проектом — документация происходящего процесса посредством больших настенных плакатов («говорящие стены») или посредством ведения журнала. Через документирование происходящего, процесс обретает структуру, а дети — признание, отзыв и повод вспомнить самих себя.
Для развития восприятия, самовосприятия, общения и эксперементальных возможностей необходимы так же и архитектурные предпосылки. Поэтому «третьим воститателем» по реджо-педагогике считаются помещения детского сада. Они дают детям чувство защищенности ( групповые комнаты с зоной возможного уединения) и в тоже время призывают к активности (ателье, комнаты для подвижных игр, мастерские, сцены). Так же особенно характерны зеркала различных форм, костюмерные, театр теней, почтовые ящики, проекторы и лайтбоксы.Это провоцирует детей познать и признать свое телесное «Я», попробовать себя в других ролях, вступать в общение , исследовать окружающий мир вещей и явлений, их подлинную структуру. Если в большинстве детских садов игрушки «детские», но в основном бессмысленные, то в реджо-детсадиках есть просто все необходимое для полного самовыражения ребенка, прежде всего — материалы и инструменты: проволока, глина, дерево, гипс, краски и бумага различных видов, а так же винтики, шурупы, шлифовальная бумага, пилы, кисти, ножницы. Потому как у детей, по убеждению реджо-педагогов, не один, а сто языков, на которых они думают, исследуют, рассказывают собственные истории. «Что бы вырызить себя, у ребенка есть 100 языков, но 99 у него отбирают взрослые.» Кто сводит только на словесный уровень общение с детьми, тот не поймет никогда, как формируется их познание мира.
Реджо-педагогика — это оптимистическая педагогика. Ребенок, с его энергией, его любопытством, его фантазией -творец самого себя, конструктор своей личности,-так полагает реджо-педагогика. Ребенок-силен, богат, могуч и сведущ,- так говорят реджо-воспитатели. И разве может быть самовоспитание чем-то иным, как не искусством сохранения и поощрения этой силы и богатства?

Реджио педагогика

ПЕДАГОГИКА РЕДЖИО ЭМИЛИЯ

Основная идея состоит в том, что ребенок самовыражается множеством способов, которые остаются не замеченными взрослыми. Способности детей останутся нераскрытыми, если не поощрять восприятие и не давать времени и возможности вдуматься в окружающее. Глаз дремлет, пока разум не разбудит его вопросом. Восприятие ребенка своеобычно, его интерпретации и трактовки самоценны, он учится у самого себя, у других детей и взрослых, но не прямо, а косвенно, включая свои впечатления в контекст деятельности и перерабатывая их.

Такие природные явления, как вода и ветер, свет и тень, преломление луча в призме, рост и развитие растений, жизнь и способы передвижения животных (улитки, например) изучаются так же подробно, как произведения человеческих рук (стол, обувь, колодец, статуя льва), сказки, общественные отношения (работа почты, транспорта, типографии, супермаркета). Детям предоставляют возможность несколько раз взглянуть в разное время (дня, недели, года, при разном освещении и погоде) на одно и то же явление, сфотографировать происходящее.

Тема работы определяется спонтанно, из вопросов и интересов детей, из догадок, случайно возникших в ходе детских разговоров. Обсуждение происходит каждое утро во время сбора всей группы и на протяжении работы. Оречевление происходящего — важнейший принцип Реджио Эмилия. Дети учатся друг у друга задавать вопросы, ставить и обсуждать проблемы, выдвигать объяснительные гипотезы. В области обучения важнейшим принципом является следующее положение: то, что дети выучивают, не следует автоматически из того, что им преподают; это, скорее, в значительной степени вытекает из их собственной деятельности как следствие их активности и ресурсов взрослых.

Среди психологов, наиболее сильно повлиявших на формирование метода, кроме Пиаже и Выготского перечисляются также Ферриере, Дьюи, Брунер, Бронфенбреннер и др.

Говоря о детской креативности, Малагуцци не считал ее «священной»: возникая из повседневного опыта, она является неотъемлемой характеристикой человеческого способа мышления, знания и выбора. В нее входит свобода исследования за пределами известного, умение предсказывать и принимать неожиданные решения. Творчество можно стимулировать, поддерживая когнитивные, аффективные, имагинативные (связанные с воображением) процессы и интерперсональную (межличностную) коммуникацию.

Пространство детского сада сверхнасыщено полезной для ребенка зрительной и тактильной информацией, предметами, которые интересно взять в руки, разобраться в их устройстве, применить в игре: это

  • огромное количество природных материалов (листья, семена, ветки и т. п.)
  • предметов для их изучения (лупы, микроскопы, просветные столы, столярно-слесарные инструменты и т. п.),
  • разные конструкторы и игрушки, бусины и краски, бросовые материалы. Дети очень много рисуют и изображают, используя разные материалы. Вначале обычно передают первые впечатления фломастером, затем техника усложняется, а под конец может быть создано большое общее панно.

Дети очень много рисуют и изображают, используя разные материалы. Вначале обычно передают первые впечатления фломастером, затем техника усложняется, а под конец может быть создано большое общее панно.

не развивается непрерывно по прямой, автоматически повторяя все вслед за другими. На направление развития влияют не только ближайшее окружение, но и весь мир. Меняться никогда не поздно. Каждый ребенок должен сам быть творцом своей жизни. Общение ребенка с окружающим начинается с его рождением. Любопытство ребенка ненасытно, он никогда не задает глупых или напрасных вопросов, и взрослому следует относиться к ним серьезно и уважительно. Надо всячески способствовать созданию благоприятных условий для роста и развития ребенка, активно слушать и наблюдать то, что происходит в жизни детей, стараться извлекать из этого мысли и вопросы, служащие дальнейшему развитию. Ребенок — не ящик, который нужно как можно плотнее заполнить, а ящик, из которого нужно как можно больше извлечь.

В Реджио Эмилия верят в способности каждого ребенка и доверяют ему.

Задача взрослого — помочь ребенку выразить свои, безусловно ценные, представления о мире и запомнить, что он испытал. Поэтому нужно уметь так разговаривать с детьми, чтобы заинтересовать их содержанием деятельности, вызвать вопросы. Детям дают столько времени заниматься одной и той же темой, пока не угаснет их интерес.

Взрослый для ребенка — не сторож и не фокусник, а надежный друг, умеющий вовремя появляться и вовремя самоустраняться. Он не дает прямых ответов на вопросы, но открывает путь к ответам. Он создает условия для работы, но не влияет на качество результата непосредственно. Чтобы понимать развивающегося ребенка, воспитателям и другому персоналу приходится постоянно развиваться самим.

Большинство посетителей Реджио Эмилия восхищается необыкновенными художественными поделками и рисунками детей, выполненными в самых разных техниках и из разных материалов. Так, глаза могут быть слеплены из глины, дома — из проволоки и т.д. Символом педагогики стала огромная зебра, нарисованная детьми. Несмотря на внешнее изобилие, искусство, которым занимаются все и всегда, не является целью работы, и художниками становится не больше выпускников, чем в обычном детском саду. Это только один из тех самых ста языков, на которых ребенок рассказывает об окружающем мире. Кроме искусства предлагаются и разнообразные другие виды деятельности — занятия компьютером, игры, конструирование и т. п. Взрослые стараются чинить сломанное, а не выбрасывать.

В помещениях находится много всяких предметов, поверхностей, материалов, форм, зеркал, выступов и т.п., так, что все это можно исследовать, трогать, щупать, играть, понимая, как ты сам двигаешься и как действуешь в этом пространстве.

Рисуя, дети лучше познают то, что они изображают, потому что рисунком они могут рассказать то, что знают. Изображение — мощный интеллектуальный и эмоциональный процесс. Эта простая идея лежит в основе организации работы художника. Чтобы исследовать, нужно сравнивать, находить сходство и различие, добиваться получения как можно большего количества информации об объекте разными способами.

Идеологи Реджио Эмилия считают, что наблюдение, слушание и творческий акт — существенные источники познания. Получение знания — постоянный процесс обогащения личности ощущениями и информацией. Взгляд, собственный угол зрения всегда субъективны, неполны. Накопление разных взглядов и обмен взглядами позволяет объективировать знание. Взрослый, заново глядящий на мир вместе с детьми, занимается и самообучением, и самопознанием, и самообразованием. Если то, что прожито, оставляет «следы», то к этому можно вернуться, по-новому осмыслить прошедшее, а если обсуждать это с другими, то и еще большему научиться.

Чтению, письму и счету специально не обучают, но использование букв и цифр, компьютера, иконографии, различных способов измерения всячески поощряется, и детей не поправляют.

В Реджио Эмилия говорят, что любое представление о действительности у каждого свое, непохожее на других; индивидуально возникают гипотезы о действительности, а затем они перепроверяются, отбрасываются или уточняются. Магазины детской одежды, популярные журналы, образ младенца Христа, психоаналитические представления о влиянии детских впечатлений на формирование личности, роль женщины как матери — все это влияет на общественное мнение, на ожидания взрослых в отношении своего ребенка и чужих детей. Семья делает политический, экономический и социальный выбор, а на самом деле следовало бы заниматься подлинными проблемами ребенка. Ребенок, по мнению специалистов Реджио Эмилия, с самого начала — богатый, сильный, компетентный, не обязательно вписывающийся в ту схему, которая задана общественными ожиданиями. Ребенок открыт для нового, которое он хочет познать, в отличие от взрослого. Ребенок не требует ответа на все вопросы сразу, он способен постоянно достраивать картину мира. Ребенок конструирует для себя уникальную систему своих собственных прав.

Три европейские методики: Вальдорф, Монтессори и Реджио Эмилия

Все три — серьёзные альтернативы традиционному обучению и источники вдохновения для передовых образовательных реформ. Рост интереса к этим методикам вызывает у специалистов и общества вопросы, какие между ними сходства и различия. Многие замечали, что взгляды на ребёнка и его развитие похожи во всех трёх подходах.

Эта статья содержит краткое описание и сравнение Вальдорфа, Монтессори и Реджио Эмилия, её цель — познакомить с ними читателей и обозначить ключевые позиции, в которых педагогики схожи и различаются. Естественно, в реальности практическое воплощение образовательной модели в каждом конкретном случае будет индивидуально. Поскольку материал предназначен для широкой публики, в нём говорится об основных задачах и принципах каждого из подходов.

История

Все три методики откровенно идеалистичны и призывают отказаться от насилия ради достижения мира и преобразования повседневной жизни. Они базируются на чётких концепциях улучшения общества через помощь детям в реализации своего потенциала как разумных, творческих и цельных личностей. Образовательные учреждения, работающие по этим методикам, прилагают все усилия, чтобы ведущие принципы оставались живыми и не превратились в заезженные лозунги.

Рудольф Штайнер, австрийским философ и учёный-одиночка, придумал Вальдорфский подход

Вальдорфский подход придумал Рудольф Штайнер, австрийским философ и учёный-одиночка.

Его интересовала как духовная, так и научная сфера: он хотел объединить эти два способа познания мира и основал «Антропософию» («знание о настоящей природе человека»). В 1919 году, в разгар послевоенной разрухи, Эмиль Молт, владелец сигаретной фабрики в Штутгарте (Германия), пригласил Штайнера, чтобы он организовал школу для детей работников этой фабрики. Они хотели воспитать людей, способных создать справедливое и миролюбивое общество. Новое учебное заведение отвергало принятые в то время обычаи:

  • в нём мальчики и девочки учились в одном классе;
  • принимались все дети, независимо от происхождения и знаний, не было никаких вступительных экзаменов;
  • школа была общеобразовательной (начиналась с дошкольного и кончалась полным средним образованием);
  • было независимым от внешних организаций (самоуправляющаяся административно-хозяйственная единица).

Примечание автора: «Первоначально в Вальдорфской школе в Штутгарте обучение начиналось с первого класса. Первые Вальдорфские детские сады были открыты позднее и в другом городе».

Сегодня Вальдорфские школы функционируют по общему строгому образцу, и каждая административно независима от других организаций. Насчитывается уже более 1000 школ в 60 странах мира.

Мария Монтессори, создательница Монтессори-метода

Мария Монтессори была выдающейся личностью и первой в Италии женщиной, получившей диплом врача. Создав новую методику для обучения умственно отсталых детей, она в 1907 году построила и возглавила в бедном районе Рима свою Casa dei Bambini (Дом ребёнка) для детей от 4 до 7 лет.

Учение Монтессори распространилось по всему миру, особенно после того, как фашистский режим в Италии осудил этот метод и Мария была вынуждена покинуть страну. В США интерес к её системе возник в 1910-е годы, но к 20-м она уже вышла из моды и о ней надолго забыли.

Однако движение продолжало процветать в Европе и Индии. В 50-е годы деятельность Нэнси Рэмбуш привела к возрождению интереса к методу Монтессори. В США существует 5000, если не больше, школ, называющих себя «Монтессори». Из них около 20% аффилированы с одной из двух главных аккредитующих организаций — Международной Ассоциацией Монтессори (АМИ) и Американским Монтессори Обществом (AMS). АМИ занимается изучением и распространением оригинальных идей Монтессори о принципах обучения и человеческом развитии. AMS поддерживает обучение по методике Монтессори в контексте современной американской культуры.

Лорис Малагуцци. Под его руководством Реджио Эмилия переродилась из детского сада, управляющегося родителями, в общегородскую систему, занимающую теперь ведущую роль в Италии

Реджо-Эмилия — город на севере Италии, где после окончания Второй мировой войны педагоги, родители и дети объединились и стали работать вместе над восстановлением общества. В итоге создали образцовую систему государственных детских садов и яслей.

Под руководством Лориса Малагуцци, директора-основателя, система переродилась из детского сада, управляющегося родителями, в общегородскую систему, занимающую теперь ведущую роль в Италии и стремительно набирающую популярность в Азии, Австралии, Северной Америке и других частях света.

Программы в Реджио семейно-ориентированы и рассчитаны для детей до 6 лет; большой приоритет в воспитании отдаётся детям с отклонениями и из неполных семей. В отличие от Вальдорфа и Монтессори, Реджио Эмилия не является полноценной методикой с определёнными приёмами, сертификацией учителей и аккредитацией учебных заведений. Взамен преподаватели в Реджио Эмилия говорят о получаемом им опыте, который является стимулом для размышлений об истинной природе ребёнка.

Теории о развитии детей и программа обучения

Все три подхода исходят из того, что дети — активные творцы собственного развития, находящиеся под влиянием внутренних природных движущих сил, вызывающих в них непоколебимую жажду роста и познания.

Рудольф Штайнер верил в единство духа, души и тела и в то, что правильное воспитание восстанавливает баланс между мышлением, чувствами и волей. В его теории развития дети проходят через так называемую «восходящую спираль знания» — три семилетних цикла, отличающихся тем, какие знания требуются маленькому человеку для успешного развития. До 7 лет дети обучаются посредством подражания и примера.

Воображаемые игры считаются наиболее важной «работой» для малышей и той деятельностью, благодаря которой они развиваются физически, умственно и эмоционально. Основное внимание уделяется:

  • исследованию собственного тела;
  • строительно-конструктивным и творческим играм;
  • развитию устной речи;
  • рассказыванию сказок и пению.

К примеру, в течение утра малыш может петь песни, рисовать акварелью или восковыми мелками, готовить пищу, смотреть пьесу в кукольном театре, гулять на природе, работать в саду, строить башню из деревянных брусков или домик из подручных материалов и ткани. Эти занятия увлекают детей и помогают развить умение сосредотачиваться и достигать поставленной цели. Значительная часть утра отводится непрерываемой воображаемой игре.

Признание важности ритма и баланса между активными и спокойными играми ведёт к тому, что учителя придерживаются цикличного расписания с повторяющимися ежегодно, еженедельно и ежедневно занятиями, в том числе различными праздниками и сезонной пищей.

Дети 7–14 лет занимаются всегда в одной и той же классной комнате и с одним и тем же учителем, они становятся тесно сплочённым коллективом и исследуют мир, пользуясь своей фантазией или «чувственным разумом».

Учебная программа последовательна и структурирована, но для преподавания не используются учебники. В методике Штайнера поощряется целостный и мультисенсорный подход к обучению и творчеству с большим упором на слушание и запоминание. К примеру, учитель может познакомить детей с арифметическими операциями, рассказав историю, в которой персонажами будут цифры, или представить Норманнское завоевание как захватывающую историю. Дети слушают учителей, а затем используют усвоенный материал, наполняя и красиво иллюстрируя свои рабочие тетради. В сущности, они создают собственные учебники, в которых полученные ими знания сохраняются в удобном формате. Дети изучают:

  • литературу;
  • народные сказки и мифологию;
  • ритмическое движение под музыку (эвритмию);
  • полезные ремёсла;
  • естественные науки;
  • иностранные языки;
  • искусство и музыку.

На свежем воздухе они строят дома и убежища из досок, брёвен и других материалов. В старшей школе у подростков пробуждается рациональная, абстрактная сторона мышления, для них становится важна этика, социальная ответственность и овладение сложными и точными науками при помощи профильных учителей.

Подход Марии Монтессори отражает теоретическое родство с идеями об образовании европейских философов Руссо, Песталоцци, Сегена и Итара. Она верила в присущий детям с рождения ум, в котором присутствуют рациональная, эмпирическая и духовная части. Она видела развитие как череду шестилетних периодов, повторяющихся как синусоидальные волны, в каждом из которых ребёнок чувствителен к определённым вещам. Как конструктивист, она брала за основу деятельных детей, жаждущих знаний и готовых изучать, стремящихся к совершенству в жизни, игре и работе. В системе дети обычно сгруппированы в разновозрастные классы, чтобы поддерживать связь между младшими и старшими и способствовать более близким отношениям между ними.

От рождения до 3 лет длится период «несознательного впитывающего разума», тогда как от 3 до 6 — «сознательного впитывающего разума». В оба периода малышу необходимы чувственные стимулы, координация движений, порядок, свобода выбора деятельности и возможность заниматься без перерывов в спокойной и красивой подготовленной среде, помогающей делать правильный выбор. В ясельных (от рождения до 3 лет) и дошкольных (от 3 до 6) классах обычно находится несколько учителей. Чтобы ввести новую тему, педагог показывает подходящие предметы и игры, если видит, что ученик готов к их изучению. Мария Монтессори лично разработала наиболее известные материалы, с которыми и сейчас занимаются дети в Монтессори-школах.

Многие материалы создаются непосредственно в школах учителями, исходя из потребностей воспитанников. В методе практикуется индивидуальный подход к обучению, в котором, однако заметно деление на тематические области и последовательность в изучении предмета. Индивидуальный подход и специальные методики Монтессори «от письма к чтению» приводят к тому, что некоторые дети младше 6 лет уже умеют читать и писать. Дошкольники, находящиеся в садах полный день, обычно занимаются по Монтессори в утренние часы, а типичные для детсадов игры и развлечения (в том числе воображаемые игры) проходят во второй половине дня.

С 6 до 12 лет у детей появляется желание более полно изучать окружающий мир, они учатся рационально подходить к решению задач, взаимодействовать с группой, у них совершенствуется воображение и общее знание культуры. С 12 до 18 лет подростки работают над тем, чтобы стать полноценными членами общества, в этот период они считаются гуманистическими исследователями, людьми, решающими проблемы реального мира и мыслящими искателями справедливости.

Взгляды Лориса Малагуцци отражают социальный конструктивизм Дьюи, Пиаже, Выготского, Брунера. Сосредоточившись только на младенческом и дошкольном возрасте, Малагуцци счёл теорию о стадиях развития Пиаже слишком ограничивающей. Он нарисовал выразительный образ ребёнка, социального с рождения, умного и любознательного. Его теория о том, что «образованность зарождается из отношений» приводит к тому, что основное внимание в воспитании уделяется взаимодействию малыша с людьми: с другими детьми, семьёй, учителями, обществом.

Дети развиваются, учась символически выражать свои мысли и чувства с помощью «ста языков» (эмоциональных, коммуникационных и когнитивных):

  • слов;
  • движения;
  • рисования;
  • строительства;
  • скульптуры;
  • игры в тени, коллажей;
  • театральных постановок;
  • музыки и т. п.

Языков, которые они непрерывно изучают и комбинируют. Педагоги учитывают интересы малыша и не учат его специально читать и писать, однако дети научаются этому самостоятельно, просто следуя за своими мыслями и творчески перерабатывая их, а также общаясь с другими детьми. Программа обучения всегда следует какой-то цели, но она непредметна и бессистемна.

Изучение чего-либо происходит по взаимной договорённости между ребёнком и взрослым тогда, когда малыш этого хочет, и может повторяться много раз, затрагивая разные аспекты изученного. Близкие, многолетние отношения между маленьким человеком и учителем, а также с одноклассниками поощряются с помощью цикличной организации. Классные комнаты оформлены красиво, вызывают чувство комфорта и лёгкости, оснащены разнообразными предметами; в классах дети занимаются долговременными проектами на произвольные темы, помогающими научиться совместной работе.

Подход Реджио Эмилия был разработан для муниципальных детских учреждений и не предназначен для обучения детей старше 6 лет. Однако передовые педагоги в США пользуются находками Реджио Эмилия для организации учебного процесса в младших классах (особенно это касается работы над проектами и документирования).

Роль учителя

Преподаватели трёх подходов похожи в том, что они стремятся заботиться о детях и быть для них партнёрами и образцами для подражания. Тщательно подготовленная красивая среда становится одним из педагогических инструментов и сообщает детям важную информацию о сути школьной программы. Во всех трёх подходах высоко ценится сотрудничество с родителями.

Однако разница во взглядах на природу детей и сущность образования приводит к тому, что служебные обязанности учителей понимаются по-разному в каждом из подходов.

В Вальдорфской школе учитель похож на церемониймейстера, так как он проводит и придумывает многие коллективные занятия, в которых объяснение нового материала сочетается с творчеством и воспитанием духовности. Также учитель — строгий нравственный лидер, стремящийся создать в классе дружелюбную гармоничную атмосферу, насыщенную призывами заботиться о коллективе, обществе, окружающем мире. Классная комната должна быть такой, чтобы в ней дети могли легко проявить своё мышление, чувства и волю, независимо от их характеров и склонностей. Простые цвета и натуральные текстуры вкупе с тщательно подобранными материалами (многофункциональные игрушки и куклы ручной работы с минимальным количеством деталей, чтобы стимулировать воображение) — непременные составляющие лаконичных, по-домашнему уютных, живописных Вальдорфских классов.

Учителя стараются и усилить природную детскую любознательность, жажду знаний, веру в доброту и любовь к прекрасному. В дошкольных классах педагоги сдержанны, а в начальной и средней школе дают ученикам больше наставлений и поучений. В Вальдорфских садах учителя не проводят явных уроков, а преподносят знания как бы случайно, но всегда внимательно следят за тем, что происходит в классе.

В школах Монтессори гид — невидимый режиссёр, под наблюдением которого дети самостоятельно (в одиночку или небольшими группами) занимаются тем, что им интересно. Внимательно и систематично наблюдая за учениками, педагог старается создавать и поддерживать спокойную и продуктивную атмосферу, в которой дети могут легко обучаться новому, чередуя длительные периоды глубокой сосредоточенности с краткими периодами покоя.

Задача учителя — помочь ученикам и воодушевить их, дать им возможность обрести уверенность в себе и внутреннюю дисциплину, чтобы необходимость внешнего контроля была всё меньше и меньше по мере того, как ребёнок становится старше. Если он увлечённо занимается чем-то плодотворным, его нельзя отвлекать, это нарушает его поток, интерес и внутреннюю работу мысли.

С первых лет жизни малыша учителя прилагают усилия, чтобы он вступил в контакт с действительностью, для этого стараются задействовать все органы его чувств и привлекают его к практической деятельности; а в дальнейшем используют природную любознательность и восприимчивость, чтобы обучить всему необходимому.

Педагог более активно работает с младшими детьми в группе, показывает им, как пользоваться разными предметами и, тщательно оценив потребности, предлагает подходящие занятия. В подготовленной упорядоченной среде малышам легко следовать своей природной склонности увлечённо работать самостоятельно или в группе. Книги, игрушки и материалы тщательно отбираются, предпочтение отдаётся высококачественным и натуральным материалам.

В красиво оформленных книгах представлена информация о реальном мире, книги с фантазийными элементами не приветствуются для детей младше 5–6 лет. Дети движутся вперёд с удобной для них скоростью и ритмом, в зависимости от индивидуальных способностей. Школьный коллектив, включая родителей, работает над тем, чтобы ученики открыли в себе единство тела, разума, чувств и духа, являющееся базисом целостного мирного воспитания — принятие и гармоничное взаимодействие со всеми людьми и окружающим миром.

Учителя в Реджио можно назвать соавтором ребёнка, он поддерживает искусный баланс между активным участием в игре или работе малыша и наблюдением за ним. Внимательное наблюдение за детьми, документирование происходящего и дальнейшее обсуждение с другими взрослыми помогает педагогам лучше понять потребности воспитанников.

В классе работает два учителя, также поощряется сотрудничество между всем школьным коллективом. Дополнительные педагоги, специализирующиеся на изобразительных искусствах, работают вместе с учителями и детьми, помогая им научится выражать себя с помощью разнообразных средств и символических систем.

Педагоги создают среду, богатую возможностями и вызовами, в которой можно найти много интересного и решать разнообразные задачи, часто небольшими группами с бурными обсуждениями. Также в обязанности учителя входит документирование всего происходящего, что помогает детям увидеть свои прошлые слова и действия и оценить свой прогресс, другими словами, процесс обучения находит выражение в реальном мире.

Учителя подсказывают, как использовать те или иные предметы или материалы, когда это необходимо; помогают найти нужные средства и поддерживают детей, иногда изнутри группы, иногда просто внимательно наблюдая за ними со стороны. Правильное оформление помещений очень важно, обстановка должна поддерживать взаимообмен и отношения детей с окружающим миром и другими людьми; это достигается с помощью прозрачных материалов и зеркал, большого количества открытых пространств, обилия света, мягких и плавных форм и общей гармоничности. В классе царит атмосфера шутливости и веселья. Школа и общество в целом приветствуют участие детей в своей культурной жизни.

Оценка, контроль и исследования

Во всех трёх подходах для оценки знаний не применяются традиционные методы (тестирование, экзамены) и баллы. Взамен родители получают подробные описания того, как прошёл день ребёнка и что он изучил, а также принимают участие в отчётных мероприятиях или выступлениях. Родителям периодически показывают или присылают домой портфолио или другие результаты индивидуальной или групповой работы детей.

В Реджио Эмилия и других итальянских городах учителя создают diarios, или памятные книги, чтобы отмечать прогресс детей от рождения до 3 лет. Исследование процесса (формативная оценка) — ключевой фактор в усовершенствовании программы и контроле качества для этих подходов. Наглядным примером является стратегия документирования в Реджио Эмилия — коллективной практики, помогающей учителям увидеть и услышать детей, с которыми они работают, и при необходимости изменить программу обучения, равно как и посредством совместного обучения и размышлений способствовать профессиональному росту педагога. Документирование также жизненно необходимо для систематического наблюдения и изучения того, как в детском коллективе зарождаются идеи, теории и понимание.

Исследование долговременных результатов обучения не присуще ни одному из этих подходов. В Вальдорфе для доказательства эффективности обучения используются отзывы родителей и выпускников, также существуют исследования творческих способностей. Работники в Реджио Эмилия для сбора информации об эффективности своей программы применяли опросы родителей и интервью с ними. Тем не менее педагоги в Реджио считают педагогическую документацию скорее поводом для размышления, а не оценкой качества образовательной методики.

Из всех трёх подходов Монтессори наиболее открыт к проведению эмпирических исследований о том, каких результатов достигают ученики. Множество исследований доказывает её эффективность и позволяет увидеть, что дети быстрее обучаются чтению, математике, в целом более грамотны и мотивированы к учёбе. Американское Монтессори Общество создало Teachers Research Network для сбора наблюдений учителей о педагогической практике. Деятельность TRN также включает в себя обучение учителей совместной работе с руководителями научных исследований, интерпретации результатов, постановке вопросов, использованию качественных и количественных методов оценки и проведение совместных сравнительных исследований между различными школами.

Современные методы исследования: интервью, наблюдения, фокус-группы, анкетирование — в дополнение к новаторским методам и достоверной оценке знаний ребёнка могут применяться для изучения Вальдорфских, Монтессори и Реджио-школ, учеников и их семей. Это поможет найти новые и уточнить имеющиеся данные об эффективности вышеописанных подходов, проанализировать их характерные и уникальные достоинства и недостатки и объяснить, почему так часто родители одобряют, а дети гармонично развиваются в Вальдорфских, Монтессори и Реджио-школах.

Каролин Поуп Эдвардс (Университет Небраски, Линкольн, США)

Рубрики: Дети

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *